Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева

Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Газета «Волжский университет»

Нашу новую рубрику «Публичная лекция» продолжает Игорь Иванович Царьков, кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой конституционного и международного права.

Нужно ли обществу государство с его законодателями и судьями, огромным аппаратом чиновников, полицейскими и военными - этой массой трудоспособных людей, которые не занимаются производительным трудом? Зачем обществу законы, которые принимает то же государство, настаивая на их исполнении и наказывая граждан в случае неповиновения?

Все мы как граждане государства платим налоги, но если каждый из нас не получает пользы от государства, то тогда это не налоги, а дань, подобная той, какую собирали первые киевские князья со славянских племен, а потом золотоордынские ханы с русских князей. Дань - лишь изъятие денег. Если же мы за что-то платим, то взамен приобретаем какой-либо товар или услугу. Так же дело обстоит и с налогами. Члены общества должны точно знать, какие именно услуги государство обязано оказывать своим гражданам.

Как-то раз, находясь в одной из бывших советских республик, а сегодня суверенном государстве, я вместе с моим знакомым, местным жителем, посетил государственного чиновника средней руки. Прежде чем отправиться на прием, знакомый приготовил некие материальные ценности. Я пытался убедить его, что они являются настоящей взяткой. Но он обиделся и сказал, что это не взятка, а дар от чистого сердца. Этот пример ярко демонстрирует, что у человека отсутствует понимание факта уже оплаченных государственных услуг. Ему кажется, что он в долгу перед чиновником, и желает этот долг компенсировать. На этой почве и расцветает коррупция. Дело в том, что только в правовом государстве чиновники выполняют свои обязанности, а в неправовом - оказывают помощь.

Так, может, государство нам и не нужно? Ведь в мировой истории были люди, считавшие, что оно является совершенно излишним и от него обществу больше вреда, нежели пользы. Об этом, например, говорили в XIX веке западноевропейские и русские анархисты.

Так для решения каких задач обществу необходимы государство и законы? Почему государство должно обладать правом на принуждение граждан, а граждане обязаны повиноваться?

Чтобы полно ответить на эти вопросы, можно провести эксперимент и смоделировать некое общество, в котором каждый человек самостоятельно решает все свои проблемы, начиная от удовлетворения примитивных физиологических потребностей и заканчивая защитой своей жизни и собственности. Как следствие - каждый индивид, этакий робинзон, приобретает исключительные права на самостоятельный выбор средств для решения своих задач. Безусловно, это очень абстрактная модель, поскольку человек - существо социальное. И семья, и трудовой коллектив, и политические партии - все это демонстрирует нам способность людей объединяться в сообщества.

Но наша модель общества не просто выдумка, а допущение, которое дает возможность проанализировать возможную «чистую» модель поведения людей. А она, пожалуй, только одна - независимые индивиды, обладающие исключительным правом выбора средств своего выживания, неизбежно начнут враждовать между собой.

Подобное «естественное состояние» общества в XVII веке проанализировал английский просветитель Томас Гоббс. Он был очевидцем английской буржуазной революции. Весь ужас от увиденного и пережитого философ отразил в своей знаменитой формуле «Война каждого против каждого» (War each again each), или, другими словами, - состояние гражданской войны. В нашем понимании гражданская война - это вооруженное столкновение между социальными группами на территории одного государства, каждая из которых сражается за свою правду и надеется на победу.

Но не о такой войне писал великий англичанин. В силу того что в этой формуле используется прилагательное «каждый», речь идет не о реальной гражданской, а о вероятной войне, в которой одномометно каждый отдельный индивид борется с бесконечным множеством других индивидов. И мыслитель приходит к фундаментальному выводу: если в гражданской войне людьми движет надежда на выживание и победу, то в войне индивидов надежды на выживание нет и быть не может! Увы, человек, предоставленный самому себе в вопросах выбора средств для самосохранения, как все другие люди, находящиеся в таких же условиях, начнет неизбежно двигаться в обратном направлении: от самосохранения - к самоуничтожению. Ведь каким бы умным и сильным он себя ни считал, на его ум и силу найдутся другие ум и сила или сотня слабых и глупых.

Вывод из нашего эксперимента прост - человек не способен индивидуально защитить свою жизнь и собственность. Право человека выбирать средства защиты, абсолютно не учитывая интересы других людей, не только неэффективно - оно губительно!

Именно поэтому мы жертвуем этим индивидуалистическим правом в пользу государства и создаем государственный аппарат управления для одной цели - преодоления состояния «войны каждого против каждого». А это возможно только в том случае, если государство будет защищать жизнь и собственность своих граждан. Это и есть «договор» общества с государством. Общество говорит государству: «Я тебе подчиняюсь и плачу налоги, если ты эффективно защищаешь мою жизнь и собственность».

Только правовое государство уполномочено обществом принимать законы и контролировать их исполнение, а другие цели и задачи государства являются вторичными.

Государство принимает законы, в основе которых содержатся юридические нормы. Юридические нормы в отличие от от любых других норм (морали, религии, традиции) обязательны для всех граждан, а их неисполнение неизбежно влечет за собой наказание.

Нужно сказать, что законотворческая миссия государства в XIX веке была подвергнута сомнению представителями исторической школы права. Аргументируя свою позицию, они использовали одну притчу. «Представьте себе, - говорили они, - что жители некой деревни на протяжении долгого времени ходили за водой к озеру по одной и той же тропинке. Со временем этот путь стал казаться им самым удобным и красивым. Но вдруг кому-то пришла в голову мысль разбить на тропинке цветочную клумбу, чтобы еще больше украсить жизнь людей». Ученые задались вопросом, что же в этом случае произойдет. И сами ответили на него: «Чтобы люди не затоптали клумбу, необходимо построить высокий забор! Что произойдет с забором? Люди проломают в нем дыры! Как избежать повреждений забора? Необходимо поставить часовых! Что будет с часовыми? Их будут подкупать! Что нужно сделать, чтобы избежать коррупции? Поставить надсмотрщиков за часовыми! - и так до бесконечности». Этой притчей ученые пытались продемонстрировать абсурдность исключительной роли государства в законотворчестве, то есть того, что ограниченная группа избранных лиц (представителей власти) может лучше знать, что необходимо народу.

Мы не будем сейчас останавливаться на методологических принципах исторической школы права. Как уже было сказано выше, в законах содержатся юридические нормы. А они представляют собой, по определению отечественной науки, общеобязательные правила поведения, принятые государством, из которых вытекают права, обязанности и ответственность членов общества, их исполнение обеспечивается принудительной силой государства. Следовательно, юридическая норма регулирует общественные отношения, устанавливая права и обязанности участников.

Что можно сказать в отношении данного общепринятого определения? Дело в том, что акцент в нем сделан на регулирование и управление, то есть юридические нормы регулируют общественные процессы или управляют ими. При подобном подходе мы вынуждены будем делить общество на управленцев и управляемых. Значит, у нас с завидным постоянством будет появляться господствующий класс, и тогда вести разговор о равенстве перед законом бессмысленно, ведь все равно кто-то будет «равнее».

Предлагаю в отношении определения «правовая норма» изменить позицию, как, например, это делали еще в Древней Греции. Когда знаменитый афинский политик-реформатор Солон создал свои законы, то вызвал многочисленные возражения скептиков, которые утверждали, что эти законы есть только на бумаге, а ее легко можно разорвать. На что Солон ответил, что законы должны быть понятны и доступны для всех, приказал написать их на специальных досках и выставить для всеобщего обозрения на городской площади. Его мысль заключается в том, что законы должны устанавливать баланс интересов между различными социальными группами. Баланс найден - закон соблюдается, и никто не будет его разрывать, то есть не соблюдать.

Рациональное зерно подобного подхода кроется в следующем. Если общество представляет собой простейший одноклеточный организм, тогда установление баланса интересов не требуется, нужно лишь управление. Но современное общество - это сложно организованная структура, в которой взаимодействует множество социальных групп. Интересы этих групп чаще всего не совпадают. Уверен, что только тогда, когда государство-законодатель будет ориентироваться на различные социальные слои населения, станет возможным определение правовой нормы как баланса различных интересов в сложно устроенном обществе.

Помимо этого, необходимо сказать еще об одном аспекте определения правовой нормы, который привнесла в юридическую науку христианская теология.

Представим себе, что некий человек одолжил своему лучшему другу под честное слово крупную сумму. Может ли он быть уверенным, что долг будет возвращен? Здравый смысл подсказывает, что друг может вернуть деньги, а может и не вернуть - результат непредсказуем. Значит, законы нужны для того, чтобы сделать людей зрячими - показать, что их может ожидать в будущем, если они совершают определенные действия. И незнание закона в этом случае не освобождает от ответственности. Государство применяет силу принуждения, обеспечивая тем самым для всех членов общества равную возможность рассчитать, насколько реальны их цели и способы достижения целей.

Подведем итог. Если государство действительно защищает жизнь и собственность своих граждан, если закон одинаков для всех и устанавливает баланс интересов различных социальных групп, если число законов невелико и они ясны, понятны и непротиворечивы, то мы можем говорить о действительно правовом государстве. Очень ясно по этому поводу в XX веке высказался американский юрист Лон Фуллер: «Вся система права представляет собой комплекс правил, разработанных с целью избавить человека от слепой игры случая и благополучно направить его по пути целенаправленной и творческой деятельности». Полагаю, что лучше на вопрос, поставленный нами в начале лекции, вряд ли можно ответить.

Просмотров: 8290

« Все статьи


Учредитель - ОАНО ВО «Волжский университет имени В. Н. Татищева» (институт) г. Тольятти.

Главный редактор Сергей Александрович Сумин.

Газета зарегистрирована в Поволжском межрегиональном территориальном управлении Министерства РФ по делам печати, телерадиовещания и средств массовой коммуникации. Регистрационный номер ПИ № 7-2042 от 28.05.2003 года.

Адрес: 445020, Тольятти, ул. Белорусская, 6а, к. 214, тел. 8(8482)48-21-28, gazeta@vuit.ru.
  
Поиск по сайту
См. также
Типография
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter