Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева
Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

«Наука. Творческое мышление. Развитие»

1 марта 2015 года на гуманитарном факультете в рамках II региональной научно-практической конференции «Наука. Творческое мышление. Развитие», посвященной 70-летию победы в Великой Отечественной Войне, в Театре-студии имени В.Н. Татищева состоялся драматургический марафон – читки и обсуждения трех пьес-лауреатов Первого Самарского областного конкурса драматургии «Читаем новую пьесу», на который было подано 15 пьес. Среди авторов – профессиональные литераторы, журналисты, актеры, режиссеры, менеджеры, инженеры. Среди новых имен – тольяттинский драматург Ольга Савина. С конкурсными пьесами можно познакомиться на сайте Самарской областной писательской организации http://litsamara.com/?p=1595

Со вступительным словом выступил организатор конкурса драматургии Михаил Табачников.

Пьесы Александра Игнашова «Стояние Зои», Виталия Добрусина «Девушка со шрамом» и Ольги Савиной «Сказки невинности» читали студенты кафедры актерского мастерства Волжского университета имени В.Н. Татищева под руководством народной артистки России, профессора Натальи Дроздовой и доцента кафедры Олега Ринге. В обсуждениях пьес приняли участие авторы, а так же студенты, преподаватели и зрители.

Мнение Адольфа Шапиро, режиссера, народного артиста Латвии, Лауреата Государственной премии РФ» как нельзя лучше отражает мысли и чувства, которые появляются при знакомстве с пьесой Александра Игнашова «Стояние Зои», действие которой происходит в г. Самара (Куйбышев):

«Перечитал пьесу «Стояние Зои» несколько раз, пытаясь ответить себе на вопрос – отчего она будоражит воображение? Сама история, положенная в основу текста, достаточно известна. Как всякая легенда, она обрела множество толкований. Пьеса Александра Игнашова не претендует на еще одно, раннее не высказанное. Автор не намерен убедить нас в достоверности событий, так же как подвергнуть их сомнению. Пьеса не о самом чуде, а о почве, на которой оно свершилось (или могло свершиться). Она проникнута тоской по чудесной жизни, то есть по жизни, достойной человека. Оттого с неподдельной радостью воспринимаешь финальные сцены. Людей измордовали донельзя, а они полны нежности, любви к друг другу и веры в то, во что им хочется верить».

Такой финал не звучал бы так пронзительно, не проведи драматург своих персонажей по тем кругам ада, которыми, по сути, является их земная жизнь. При всем том, меньше всего хочется героев осуждать. За их плечами война, и этим всё сказано. Она, как известно, не способствует развитию личностей. Отвращение и сострадание – вот чувства, которые испытываешь при знакомстве с окружением (в прямом и переносном смысле) бедной Зои. Безногий Миша трогателен в своих чувствах к Зое, остальные – без головы.

«Текст пьесы динамичен, может быть несколько беглый, но за этой быстротой речи ощущаешь взволнованность драматурга, его желание поделиться с нами своей тревогой. Поэтому пьеса не отпускает, заставляет о себе думать. И, конечно, представлять, как она будет выглядеть на сцене. Тут, похоже, самая большая трудность – заглавная роль. А, может быть, и нет. В конце концов, чудо не нуждается в тщательной мотивировке. Важнее другое – то, что Брехт называл функцией персонажа. В «Стоянии Зои» главная функция героини и того, что происходит с ней, – осветить особым светом, высветить поведение тех, кто соприкасается с ней и с тем, что с ней происходит, проявить их сущность.

Пьеса Игнашова интересна тем, что перед театром, который решится предоставить ей свою сцену (хорошо бы такой нашёлся!) возникнет множество вопросов, на которые сходу не ответишь. «В лунном сиянии снег серебрится…» – как соединить музыкальность этих слов с теми, которые используются при арестах, допросах и пытках? Ясно одно – текст не для дежурного спектакля, а для тех режиссеров и актеров, кто предпочитает рискованную новизну всему давно выверенному. Не знаю – первая ли это пьеса Александра Игнашова? Но читается она, как первая. И это хорошо!»



Смотреть все фото »

Смотреть все фото »


Просмотров: 2511

« Все новости


Поиск по сайту
См. также
Телестудия
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter