Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева
Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Нравственно-эстетические основы правосудия

Нравственно-эстетические основы правосудия

Карлов Вадим Петрович
кандидат юридических наук, доцент кафедры « Уголовное право и процесс» Волжского университета имени В.Н. Татищева, федеральный судья.

   

Аннотация:

В данной статье правосудие рассматривается как нравственно-эстетический феномен, рассматриваются судопроизводственные формы, смысл и назначение  правосудия с точки зрения эстетических категорий, непосредственное влияние эстетического модуса на правосудную деятельность и формирование облика судебной власти как субъекта эстетического воздействия, являющегося формой и содержанием этических оснований правосудия, влияние эстетических категорий на справедливость судебной деятельности и представлении её как ценности в чувственном и рациональном восприятии, формирование оценки судом как эстетического феномена. 

Аnnotation:

This article discusses justice as a moral-aesthetic phenomenon, discusses procedural form, the meaning and purpose of justice from the point of view of aesthetic categories, aesthetic direct impact of the mode on just the activities and image building of the judiciary as the subject of aesthetic influence, which is the form and content of the ethical foundations of justice, the impact of aesthetic categories to the fairness of the judicial activity and its representation as values in sensory and rational perception, the formation of the assessment by the court as an aesthetic phenomenon.

Ключевые слова:

правосудие, эстетика, этика, нравственность, основы правосудной деятельности, справедливость, ценность, оценка, чувственное и рациональное восприятие, феномен, позитивные элементы, негативные элементы, сознание, атрибут, судопроизводственные формы.

Keywords: 

justice, aesthetics, ethics, morality, the foundations of legal activities, justice, value, evaluation, sensory and rational perception, phenomenon, positive elements, negative elements, consciousness, attribute, and procedural forms.


Центральным элементом любой правовой системы, аккумулирующей не только собственно нормы права, но и мораль,  цели, идеалы, принципы, взгляды и представления, является феномен правосудия, в котором реализуется суверенная воля народа и государства, стремящаяся не только и не столько к достижению утилитарных целей, связанных с различными видами восстановительной юстиции либо со сферой принудительных правоограничений, но и атрибутивная правосудию функция распространения справедливости не как только этико-правового идеала, но и  как гегелевской разумной действительности.

В современном правосудии нашли репрезентацию и транслитерацию нравственные и эстетические представления различных этических и эстетических учений предшествующих исторических периодов, начиная с античности и средневековья и заканчивая современными учениями, в том числе представленными  идеями постмодернизма, определяющими ныне существующий мультикультурный континуум.

Почему автором как проблема ставится вопрос об эстетических основах правосудия, разве эта сфера юридической оценки, связанная с такими устрашающе-величественными символами правосудия как греческая богиня правосудия Фемида и римская богиня возмездия Немезида, является сферой эстетики, которую наш соотечественник  философ Лосев А.Ф. определял область выразительных форм любой сферы действительности (в том числе и художественной), данных как самостоятельная  и чувственно непосредственно воспринимаемая ценность?

То, что правосудие является ценностью, не вызывает сомнений, т.к. ценность представляет собой положительную или отрицательную значимость какого-либо объекта, а также нормативную, предписательно - оценочную сторону феноменов человеческого сознания.

Феномен правосудия заключается в том, что он включает в себя как позитивные элементы, так и негативные элементы христианской этики, официально провозгласившей отказ от государственного и частного осуждения, которое, тем не менее, реализовано во всех социальных системах и практиках, в скрупулёзно разработанных формах и институтах права, касающихся ли установления вины либо применения казуистически и не менее тщательно разработанных видов наказания, идей и институтов меркантилизма в цивилистических процессуальных отраслях права и даже в  феноменах конституционализма и конституционном правосудии.

Как видно из указанного определения, Лосев А.Ф. придавал значение эстетике не только и не столько в сфере художественного творчества, сколько в других сферах человеческой деятельности, не исключая из них и сферу правосудия.

Абстрагируясь от понимания правосудия как специфического вида государственной юрисдикционной деятельности, следует обратить внимание на правосудие как на концентрированное выражение нравственно-эстетического континуума, который соединяет историю человечества в единое целое и представляет нам правосудие не просто как институт государства, но и как самодовлеющую ценность и обязательный атрибут формы человеческого сосуществования.

Наш современник и соотечественник поэт, лауреат нобелевской премии Иосиф Бродский на первое место ставил не этические, а эстетические идеалы, ибо именно эстетические принципы восприятия и преобразования действительности, основанные на чувственном восприятии, содержат в себе такие категории, как прекрасное и безобразное, низкое и возвышенное, трагическое(драматическое) и комическое, которые в своем динамическом взаимодействии формируют эталон справедливости и правила её реализации.

Чувственное созерцание всегда рационально, тогда как освобожденный от эстетки разум рождает, как известно, чудовищ, в том числе в самых псевдоблагообразных судопроизводственных формах – от костров инквизиции – до концлагерей и базы Гуантанамо под эгидой правосудия и стремления к справедливости.

Следует при этом отметить, что отечественный  учёный Бычков В.В. с позиции рационализма справедливо замечает, что предмет эстетики не поддаётся рациональному осмыслению и вербальному описанию, уровень эстетики он считает в принципе более высоким, нежели уровень науки.

Эти представления нашли своё выражение и этико-эстетическую имплементацию на основании Бангалорских принципов правосудия в нормах Кодекса судейской этики, где обращается внимание на восприятие судебных решений на уровне общественной морали, в основании которых лежат честь и достоинство личности, но не как феномены индивидуализма, а как ноумены гуманизма.

То есть этика выполняет роль конструктивного элемента правосудия, обеспечивающего его цельность, соразмерность и непосредственность, три составляющих стороны красоты, которые в своих изысканиях обнаружил и отметил средневековый учёный Фома Аквинский (Аквинат).

И именно справедливость является эстетическим выражением красоты правосудия, ибо оно воспринимается как прекрасное, тогда как несправедливость является его антиподом и является безобразным, при этом следует отметить дуалистический характер возвышенного в правосудии, поскольку эта эстетическая категория, несмотря на её привлекательность, сопряжена со страхом и ужасом, на это свойство возвышенного указал Эдмунд Бёрк, что отталкивает от правосудия (равнодушное величие Фемиды  и устрашающий жест мечом Немезиды, в которых выражена через женский образ, являющийся, между тем,  эталонным для характеристик красоты, категория возвышенного, внушающего также страх и ужас).

Форма в правосудии всегда выражение чёткости и красоты его содержания, которые выражаются в определенных и наполненных историческим смыслом нормах процесса, фундаментальных принципах построения правосудия.

Литургический и диалогический  характер правосудия является его несомненным этико-эстетическим компонентом, а этическая завершённость нормы права выступает как их эстетическое выражение вовне, что представляет собой диалектическое единство регуляторов(этика и право) и их ретранслятора в сознание человека – правосудной эстетики.            Исследуя свой предмет – эстетическое измерение человеческого существования, эстетика никак не может обойти вниманием такую сферу человеческой деятельности, как правосудие, ибо «она показывает место, роль и значимость  эстетического опыта в жизни человека и общества, косвенно она указывает и тот путь, на котором человек может хотя бы временно выходить из сферы глобальной социально-утилитарной зависимости, детерминированной конкретными жизненными условиями, и ощущать свою причастность к иной, кажущейся более  высокой реальности, к духовным сферам бытия, переживать состояние личной свободы, гармонии и абсолютной полноты жизни» и представляет собой этико-правовой  творческий эстетический продукт.

Таким образом, правосудие в эстетическом модусе предстаёт как высокая реальность и духовная сфера бытия, где каждый индивид в потенции и в реальности обладает способностью к раскрытию потенциала своей неповторимой личности, преодолевая необходимость свободным выбором этических и эстетических идеалов в тех формах, в которые осуществляется правосудие как эманация свободы, духа и справедливости, и формируя тем самым культурный феномен эстетизации  юридических форм бытия.

Немецкий философ Артур Шопенгауэр, вскрывая сущность юридического взаимодействия, постулировал, что никто другой не видит человека во всей его подлости так, как юрист. Это означает, что правосудие нельзя рассматривать в отрыве от действительности, оно как общественный институт является живым комплементарным и дихотомическим  слепком феноменологии бытия.

Между тем, эстетический элемент в сфере правосудия выводит эту деятельность в  иное этическое и эстетическое измерение, из привычной утилитарно-моралистической плоскости борьбы добра и зла в сферу постижения истины и человеческой сущности методами рационалистического познания в юридических формах, сочетающего свои средства с эстетическими категориями символа, мимезиса, игры и катарсиса, трагического, иронического, великодушного и беспощадного.

Отсутствие эстетических критериев оценки юридической материи неизбежно влечёт рассогласование норм права и приводит к необратимым для человеческого сознания негативным последствиям.

В ст.76 УК РФ и ст.268 УК РФ сформулированы правовые требования к прекращению уголовного дела за примирением и обязанности суд при реализации этой нормы.

Этическим содержанием этих норм является восстановление социального мира на индивидуальном уровне и прекращении вмешательства государства в сферу частных интересов, в которой публичный интерес сводится к удовлетворению частного интереса.

Эстетическим элементом этих норм выступает прекращение страданий и восстановление нарушенных, деформированных норм бытия, придание им прежней формы, вызывающие чувства гармонии, т.е. прекрасного.

Однако непонимание этого принципа в судебной практике приводит к отказу от прекращения уголовного дела, т.к. к отказу от литургического действия и диалога, т.к. термин «вправе», толкуемый только с позиции волевого произвола суда, приводит к искажению существа правосудия.

Тем самым на первый план выступает устрашение, а неисполнение судом предписания указанных норм на индивидуальном уровне как глумление сильного над слабым, несмотря на предписание закона, или, как говорил древнегреческий философ Фукидид – «сильные делают то, что они хотят, слабые страдают, как они и должны».

Тем самым нарушение этико-эстетических принципов разрушает прекрасное в праве и проявляет безобразное. 

Тем самым проявляется рассогласование норм уголовного закона и процессуальных норм, которые, как известно, являются формой реализации уголовного права.

И дело не в способности к толкованию с позиций филологии указанных норм, а в отсутствии этико-эстетического вкуса и видения

Ханна Арендт поражалась, как быстро германский народ под влиянием фашизма утратил прежнюю гуманистическую мораль и как быстро он вернулся к ней после поражения. Но между этими двумя глобальными социальными фактами лежит исторический период, насыщенный брутальными социальными катаклизмами, связанными с низведением эстетического идеала и индивидуального человеческого достоинства лишь к внешним формам, неким симулякрам, тогда как первая мировая война, поражение, насильственные смены форм правления и устоев бытия, национальное унижение Версальским миром, взлёт национального духа, уничтожение цвета нации в репрессиях и войне и, наконец, крах всей системы германского национального мира, сознания, разве это не характерная эстетическая трагедия, которая и привела к таким кажущимся лёгкими сменам внутренней моральной конструкции  индивида и нации, в том числе под влиянием норм - симулякров правосудия?

Эстетика неизменно пронизана духом всеобщего, универсального гуманизма, рационалистическими идеалами в присущих ей ментальных формах с элементами спасительной мифологизации сознания, позволяющими человеку стремиться к благу как к этическому и эстетическому идеалу.               

Отступление от эстетических идеалов влечёт деформацию этических представлений и вырождение правосудия как сферы бытия духа и торжества справедливости в симулякр, в третий лик тоталитарного Януса.



БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (ред. от 30.12.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2016)

Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации от 08.03.2015 N 21-ФЗ (ред. от 30.12.2015)

Уголовный кодекс Российской Федерации  от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 30.12.2015)

Уголовно-процессуальный кодекс  Российской Федерации от 18.12.2001 г. № 174 – ФЗ (в ред. от 02.03.2016 г.);

Бангалорские принципы поведения судей

Гаага, 26 ноября 2002 года, одобренных Резолюцией Экономического и Социального Совета ООН 2006/23 от 27 июля 2006 года.

Артур Шопенгауэр. Афоризмы житейской мудрости / Пер. с нем. Н. М. Губского Р 102/578 Ф 1-74/14551:Санкт-Петербург : Акц. общ. типогр. дела, [1910]:Артур Шопенгауэр; Пер. с нем. Н. М. Губского Воспроизведено в оригинальной авторской орфографии (издательство "Акц. общ. типогр. дела").

Арендт Х. Ответственность и суждение. М.: Издательство Института Гайдара, 2013

Бродский, И.А. Нобелевская лекция [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://lib.ru/BRODSKIJ/lect.txt

Бычков В.В. Эстетика Блаженного Августина. М., СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2014

Бычков В.В., Маньковская Н.Б., Иванов В.В. Триалог plus. М.: Прогресс-Традиция, 2013

Бычков В. В. Эстетика. Краткий курс. — М.: Проект, 2003.

 (История эстетической мысли в 6-ти томах / Овсянников М.Ф. и др. - М.: Искусство, 1985, Т. 1, с. 299-302.)

Лосев А.Ф.  История античной эстетики. Аристотель и поздняя классика. 1-е изд.: М.: Искусство, 1975.

Лосев А.Ф. Эстетика Возрождения. 1-е изд.: М.: Изд-во МГУ, 1978.

Фукидид. История. / Пер. и примеч. Г. А. Стратановского. Отв. ред. Я. М. Боровский. (Серия «Литературные памятники»). Л.: Наука, 1981.

Эдмунд Бёрк. Философское исследование о происхождении наших идей возвышенного и прекрасного / МОСКВА «ИСКУССТВО», 1979

Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс» Вадим Серов 2003

Просмотров: 2527

« Все статьи

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter