Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева
Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Политическая теория нам в помощь

Политическая теория нам в помощь

Житенев Тимофей Евгеньевич
кандидат исторических наук, доцент кафедры «Гуманитарные и социальные дисциплины» Волжского университета имени В.Н.Татищева

Политика - одна из важнейших сфер общества, которая, хотим мы этого или нет, затрагивает жизнь каждого из нас. Суждения об этой сфере имеют все, но они, по большей части, весьма обрывочны, построены на житейском опыте и агитационных материалах. Вместе с тем, существует наука, которая упорядочивает это знание, организуя в теорию, позволяющую выявлять закономерности и делать прогнозы.

Политология не является беспристрастной наукой. Возникнув в конце XIX века на Западе, она приняла ряд характерных принципов, которые провозглашаются базовыми ценностями политической жизни: свобода, политическая активность граждан, участие общества в политической жизни, демократия. Последняя, являясь разновидностью политического режима, становится идеалом и своеобразной целью развития государств. При этом как «власть народа» демократия недостижима и является своего рода утопией, но как способ воздействия населения на конкурирующие политические элиты вполне реальна и реализуема.

Демократия против тоталитаризма

Как любое социальное явления демократия не лишена недостатков, но имеющиеся у нее достоинства с лихвой их перекрывают, что позволяет согласиться с мнением британского премьер-министра и лидера консервативной партии У. Черчилля: «Демократия - худшая из форм правления за исключением остальных».

Движение к демократии - долгий процесс, который основан на борьбе общества за расширение своих прав, а также возможностей влиять на власть. Внутри себя власть не имеет ограничений - все они создаются извне: обществом, другими властителями и т.п. То есть любая власть по природе изначально авторитарна, и, наоборот, авторитаризм как система - наиболее естественная, логичная и закономерная форма власти.

Прошлое столетие породило не только географическое расширение демократии, но создало ее противоположность, имеющую, тем не менее, общие с демократией черты, - тоталитаризм. Этот режим обладает рядом преимуществ. Он пользуется значительно большей, чем какой-либо другой режим, поддержкой общества. Правда, эта поддержка создается целенаправленно посредством репрессий, тотального контроля над обществом и СМИ. Тоталитарное государство ориентируется на интересы большинства и стремится реализовать его запросы, упрочивая свою легитимность. Так, СССР давал социальные гарантии, адресованные, в первую очередь, пролетариату. Советский Союз благодаря плановой экономике способен был концентрировать огромные ресурсы и направлять их в необходимое для себя русло: укрепление обороноспособности, развитие науки и промышленности и т.д.

Но тоталитаризм обладает и целым рядом характеристик, которые превращают его в самый бесчеловечный тип политического режима, - пренебрежение правами человека, подчинение общества и индивида власти через воздействие пропаганды, нетерпимость к критике, конкуренции и всякому проявлению свободы.

Отказ от тоталитаризма и провозглашение курса на демократию в период перестройки означали либерализацию политической жизни, то есть расширение свобод, отказ от абсолютного контроля над обществом и навязывания идеологии и т.п. Вместе с тем политическая реальность неизбежно приобрела черты промежуточного (между тоталитаризмом и демократией) режима - авторитаризма.

«Молодая демократия»

Этот самый естественный (в смысле логики власти) и потому наиболее распространенный тип режима преобладает в большинстве стран. Он крайне многообразен, но существенной его чертой является стремление предстать в облике демократии. Это необходимо, во-первых, для признания власти обществом, поскольку старые формы легитимации власти уже не работают. Человечество утратило веру в сакральность, божественность властителей, а потому нужны хотя бы заверения в служении народу. Лишь абсолютные монархии да откровенные военные хунты могут позволить себе пренебречь демократической риторикой. Во-вторых, источником легитимности выступает мировое сообщество, под которым понимаются наиболее развитые страны Запада, считающиеся, и во многом небезосновательно, проводниками общемировых политических ценностей. Авторитаризму необходимо показывать миру, что в стране признаются общечеловеческие ценности. В противном случае правящая элита государства рискует оказаться изгоем на политической арене (как это произошло с Лукашенко) и даже быть устраненной при помощи внешней силы. Вот только эта сила действует весьма выборочно и проявляется лишь там, где возникают интересы Запада. Например, в Саудовской Аравии, где действует абсолютная монархия, никто не планирует проводить демократизацию, чего не скажешь об Ираке, Ливии, Украине.

На пути движения от авторитаризма к демократии множество стран находится на разных этапах, а потому можно говорить о многообразии так называемых «переходных», «гибридных» режимов. К ним также применяются понятия «управляемая демократия», «имитационная демократия», или, например, термин, предложенный Д.Медведевым, «молодая демократия». Общность таких переходных форм заключается в смешении авторитаризма, который преобладает, и демократии, которая характеризуются лишь формальной фиксацией в законодательстве и отсутствием проявлений в общественной жизни.

Опоры переходного режима

Любая власть опирается на определенный круг средств (ресурсов), позволяющих осуществлять свои функции, но различные режимы используют их по-разному. Силовой ресурс - армия, полиция, спецслужбы - естественный инструмент в руках власти. В демократических странах его потенциал направлен на борьбу с преступниками и внешними врагами, а не на подавление общественного недовольства, так как этому препятствует законодательство. Кроме того, применение силы может привести к еще большому протесту и потере легитимности. Нужно сказать, что и в современных авторитарных режимах эффективность силы для регулирования настроений общества существенно снизилась, а потому масштаб репрессий заметно сократился. Однако сохраняется возможность индивидуального террора по отношению к наиболее активным - в результате общество ощущает возможность насилия в свой адрес, что порождает атмосферу страха.

Экономический ресурс предполагает переход наиболее доходных отраслей в руки элиты через приватизацию или национализацию. Это открывает огромные возможности как для личного обогащения властьимущих, так и для существенного ограничения финансовых возможностей оппозиции. При этом высокая степень участия государства в ключевых отраслях экономики, как правило, оборачивается излишней бюрократизацией и неэффективностью. Социальный ресурс заключается в экономической поддержке властью определенного социального слоя, который становится ее опорой. В нашей стране это было дворянство, потом пролетариат, а сейчас - представители силовых ведомств, получившие многократное повышение жалования, и показавшие свою социальную активность в период монетизации льгот пенсионеры, чьи пенсии регулярно индексируются, что делает их весьма «состоятельными» людьми, например на селе.

Ну и конечно важнейшим средством воздействия в постиндустриальном обществе является информационный ресурс. Полный контроль над ним, правда, становится невозможным, как это было при тоталитаризме, - мешает интернет. Он в свою очередь, не «гарантия демократии» как говорил Д.Медведев, а лишь прививка от тоталитаризма: многообразие интернет-ресурсов делает их не очень существенным средством воздействия. Власть же озабочена в первую очередь контролем над основными телеканалами, которые формируют сознание широких слоев общества, определяют политические предпочтения массы избирателей (хотя достигается это не всегда).

Выборы и смена режима

Яркая черта авторитаризма - концентрация власти в руках ограниченной группы лиц - политической элиты. Если в стране провозглашен принцип разделения властей (что является одним из формальных критериев демократии), то все контролирует исполнительная власть, которая пытается подчинить себе и законодательную, и судебную. При авторитаризме передавать свои полномочия добровольно ни одна из авторитарных элит не намерена. И это несмотря на существование провозглашенной и проводимой процедуры выборов. Расставаться с властью не хотят и элиты демократических стан, но этому нежеланию препятствует строгость в соблюдении законов, активность граждан и влиятельность оппозиции. Так, одним из определений демократии становится «возможность оппозиции прийти к власти легальным путем». При отсутствии демократии это почти невозможно.

Выборы - это следствие демократизации, и они есть в большинстве современных стран. Но, чтобы считаться демократическими, выборы должны соответствовать целому ряду признаков. Важнейший из них - принцип равенства участников предвыборной гонки. Он зафиксирован в российском законодательстве о выборах, но говорить о схожих возможностях кандидатов, увы, не приходится. Новостные сюжеты накануне выборов приобретают форму славословий действующему режиму и формируют представления о единственно правильном курсе. Так было и на выборах 1996 года, когда на ельцинскую кампанию «Голосуй или проиграешь» был взят многомиллионный кредит.

Правильность и честность при подсчете голосов - еще один признак демократических выборов. Соблазн заменить волю народа, выраженную в голосовании, своей волей у власти слишком велик, а если все государственные структуры контролируются одной элитой, то оказывается почти непреодолимым. Как говорил И. Сталин, неважно, как проголосуют, важно, как посчитают. Подобный произвол может остановить лишь верховенство закона, активность гражданского общества, влиятельность оппозиции, характерные для демократии.

Партии и идеологии «переходной демократии»

У переходных режимов преобладающее влияние имеет одна партия. Но она формируется не снизу, по инициативе социальных слоев, заинтересованных в изменении своего положения, а сверху, по инициативе элиты, уже обладающей властью, но ищущей опоры. При этом не элита зависит от партии, а партия от элиты. И если общество перестает поддерживать правящую партию, то элита с легкостью отказывается от прежнего проекта, провозглашая новый и ничего не меняя по сути. Членство в такой партии подобно членству в своеобразном клубе, где на условиях преданности обретается возможность доступа к властным привилегиям. В сфере законодательной власти партия доминирует, что позволяет элите принимать законы без обсуждения, опираясь на внутрипартийную дисциплину.

Неотъемлемой чертой партий является идеология - это теория и программа политического развития, адресованная обществу для получения поддержки. Идеология переходного режима, как правило, не развита. В отличие от тоталитаризма, где одна идеология носит всеобщий характер и потому поддерживается обществом полностью, и от демократии, где идеологии, выраженные партиями, конкурируют за поддержку в обществе.

Многообразие идеологий можно обобщить в виде двух основных направлений - левые и правые. Левые, к которым относятся коммунистическая, социалистическая, социал-демократическая и неолиберальная идеологии, в разных степенях говорят о социальном равенстве и защите общества от бедности, обеспечении приемлемого уровня жизни для всех на основании гарантий от государства. Правые - либералы, консерваторы, неоконсерваторы - настаивают на священном праве собственности, ее неприкосновенности и на решении проблемы бедности через поощрение предпринимательской инициативы и стимулы к труду. Граждане демократических государств хорошо знакомы с базовыми положениями левой и правой идеологий, так как от этого напрямую зависят важнейшие аспекты жизни: величина налогов и социальных выплат, проблема трудовой миграции, качество здравоохранения и образования и т.д. Партии конкурируют друг с другом, доказывая преимущества своей позиции. Поэтому идеологии не статичны - они постоянно развиваются, в том числе под воздействием обоюдной критики.

При авторитаризме власть не претендует на всеобщее навязывание идеи, но и не предполагает честной конкуренции с другими партиями, и не занимается целенаправленным распространением в обществе своей идеологии. Во-первых, провозглашение отдельной идеологии - своеобразное приглашение общества к дискуссии о путях развития государства, в чем элита совершенно не заинтересована. Во-вторых, идеология предполагает последовательное движение по намеченному пути в соответствии с базовыми ценностями - свободой или справедливостью, но для авторитарной элиты ценность - единоличное обладание властью, ради чего можно принимать любые идеологические обличия. Наиболее логичная идеологическая форма для такого режима - патриотизм, но в превратном понимании. Любовь к родине и власти уравнивается, а оппозиционеры обвиняются в предательстве, действиях в интересах других государств, создании угрозы для безопасности общества. Предвыборные обещания вытесняют идеологию. И если при демократическом избирательном процессе невыполненные обещания будут использованы как аргумент оппонентов, который может изменить ход голосования (зачем выбирать врунов), то при авторитаризме из-за контроля над СМИ и слабости оппозиции давать и не выполнять обещания становится нормой.

Легитимность - согласие народа с властью

Как уже упоминалось выше, максимальной поддержкой может похвастаться тоталитарное государство, что обеспечивается всеохватывающей пропагандой и борьбой с инакомыслящими. Тех, кто против и готов об этом заявить, просто не остается. При демократии уровень поддержки власти ниже, так как в основе свободный выбор. Значительная часть общества может отстраниться от выбора (в античной Греции таких людей называли «идиотэс»), но большинство осознает необходимость политической активности, так как это влияет на жизнь каждого члена общества. Из множества партий побеждает одна (или коалиция), и ее поддержка - более половины пришедших на выборы, но, как правило, меньше половины от общего числа граждан. Если политика партии не устраивает общество, то она теряет поддержку, а вслед за ней и власть. Таким образом, у власти всегда находятся те, кого поддерживает активное большинство.

При авторитаризме общественная поддержка власти крайне низка. Это объясняется отстраненностью общества от власти и его деидеологизацией. Население не ощущает ценности политической жизни, поэтому преобладают настроения пассивности и безразличия. Порой апатия может прерываться кратковременными всплесками эмоциональной поддержки («маленькая победоносная война», спортивная победа), но чаще сменяется глухим недовольством. Основной повод для него - сильнейшее расслоение на богатых и бедных, которое достигает при авторитаризме максимальных размеров. Это, в свою очередь, влечет за собой нестабильность, способную обернуться социальным возмущением и даже свержением власти. Вспоминается один из признаков революционной ситуации в определении В. Ленина - «нищета и бедствия масс выше обычного».

Барометр «революционной ситуации»

Определяемая К. Марксом социальная причина революции, когда «пролетариату нечего терять, кроме своих цепей», в постиндустриальном обществе с его высоким уровнем производства уходит в прошлое. Всем есть что терять - квартиры, машины, пенсии, зарплаты и т.д. Более того, в современных демократиях преобладает многочисленный, с ежемесячным доходом от тысячи долларов в месяц на человека средний класс, что позволяет ему быть основой стабильного существования политической системы. Представителю среднего класса не нужны потрясения, он обладает достаточным доходом и влиянием, что бы требовать к себе уважения и решать интересующие его вопросы в границах существующего правового поля. Удел нищих и необразованных - махать кулаками, не думая о последствиях.

В нашей стране средний класс как сколько-нибудь заметное явление оформился лишь в пределах МКАДа, где, собственно, и происходят массовые выступления против властей. Но они никоим образом не предполагают насилия. ХХ век сделал российскому обществу мощнейшую прививку от революции, и малейший намек на нее заставляет граждан цепенеть перед опасностью новой братоубийственной войны. Этим активно пользуется нынешняя пропаганда, выдавая любые протестные выступления за угрозу революционного кошмара с его кровавыми последствиями. Но такая ситуация не нужна никому в обществе: ни тем, кто «за», ни тем, кто «против». Можно предположить, что она не нужна и «госдепу» - вовлечь ядерную державу, коей мы являемся, в революционную анархию было бы крайне непредсказуемым шагом.

От классической революции отличается ее «цветной», «оранжевый» вариант - ненасильственный переворот, при котором слабая, прежде всего экономически, элита, смещается оппозиционной контрэлитой, окрепшей за счет финансовых вливаний из-за рубежа. По сути, одна авторитарная элита сменяет другую, хотя процесс демократизации при этом может ускориться.

В нашей ситуации нет ни кризисной экономической обстановки, ни положительной идеи, которая сплотила бы оппозицию, ни контрэлиты, которую бы поддерживала сколько-нибудь заметная часть общества - некому приходить к власти. Митинги устраивают не «за тех», а «против этих». Таким образом, говорить об угрозе переворота или революции не приходится.

Путь к гражданскому обществу

Важнейшей составляющей политической системы является гражданское общество. Такое общество формируют граждане страны, для удовлетворения своих многообразных интересов объединяющиеся в различные, не зависимые от власти организации. Это самостоятельная жизнь общества в государстве, но без его вмешательства. Вполне естественно, что власть не претендует на регулирование всех сфер жизни, а потому элементы гражданского общества есть всегда, за исключением тоталитаризма.

Переходный тип режима интересует лишь одна сфера общественной жизни - политическая, которую он стремиться контролировать. Власть как бы говорит обществу: «Живите, как хотите, но править будем мы». И общество соглашается, потому что остаются относительно свободными экономическая, социальная, духовная деятельность граждан. Могут допускаться свобода слова, совести, собраний.

При демократии гражданское общество максимально развито и является ее основой. По сути, формирование этого режима есть результат возрастающей активности граждан, которые начинают требовать от власти возможность воздействовать на государственные органы и контролировать их работу. Процесс этот на Западе шел долго и трудно, через череду буржуазных революций и массовых акций протеста, с расширением прав населения, оформлением ответственности государства перед обществом.

Сейчас для большинства государств с переходными режимами эти требования являются частью законодательства, но при этом не работают. И причина - в отсутствии долгой борьбы за свои права. Граждане живут своим узким кругом интересов, ценностями семьи или ближайшего окружения, и государства для них как бы нет. Подобная установка получила название патриархальная политическая культура. Другая установка авторитарного сознания - власть признается и оценивается как податель благ, что вызывает очевидный к ней интерес. Однако мысль о возможности воздействия на власть не допускается. Это так называемая подданническая культура. При авторитаризме большинство населения разделяет именно эти ценностные установки, не помышляя об отстаивании своих прав.

Так как дойти до демократии?

Теория систем применительно к политике утверждает, что общение населения и элиты - это взаимное влияние, при котором законы обществом или принимаются, усиливая легитимацию власти, или отвергаются, вызывая их корректировку либо отмену. Властная элита, стремясь к самосохранению, вполне допускает возможность изменений: любое действие находит ответную реакцию. Чем масштабнее требования, тем на большие уступки может пойти элита. Но общество неоднородно, и предпочтения, существующие у разных социальных групп, могут находиться в полном противоречии друг с другом. Власть удовлетворит пожелания тех, кто громче заявит о своих требованиях. Социальная активность компенсирует минимальные ресурсы.

Гражданское общество на Западе постепенно научилось доносить до власти свои требования, добиваться решения проблем. В результате сформировался активистский тип культуры, характерный для значительной части населения. Он залог демократии, которая начинается с активности каждого отдельного человека, причем не только на политическом поприще. Участвуя в жизни дома, трудового коллектива, клубов по интересам активный индивид неизбежно столкнется с властью. Именно неполитическая сфера учит общество быть активным и ответственным.

Главной причиной отсутствия или ограниченности демократии можно назвать не столько действия власти (они вполне естественны), сколько бездействие общества. Позиция «зачем что-то делать, все уже решено» создает ситуацию порочного круга. Сила общества в сплоченности и активной позиции, которая заставляет власть реагировать. Формы социальной активности могут быть различными: профсоюзные движения, акции протеста, забастовки, деятельность в органах самоуправления и т.п. Именно регулярное участие в них европейцев и американцев создали социальную демократию на Западе. Но у нас препятствиями этому являются аполитичность, нежелание тратить личное время на сомнительные мероприятия, результат которых не очевиден, боязнь власти и прочие черты, присущие подданнической культуре. Сознание общества формируется десятилетиями и в одночасье измениться не может.

В связи с этим особую значимость приобретает легальная и привычная форма воздействия - выборы. В современных условиях они не могут привести к смене элиты, как упоминалось выше, но они могут стать своего рода барометром для нее, позволяющим определить степень недовольства и изменение предпочтений общества. Нынешнее законодательство позволяет выразить свое отношение к власти и ситуации в стране не только голосованием за отдельного кандидата, но и порчей своего бюллетеня, что становится своеобразным аналогом графы «против всех». И если при голосовании за партии в законодательные собрания последний шаг, по сути, способствует победе фаворита, то при голосовании за отдельного кандидата он лишает вашего голоса всех участников гонки. Работа в качестве наблюдателя позволяет поучаствовать в процессе подсчета голосов, отследить возможные нарушения.

Подытоживая вышесказанное и оценивая перспективы, можно вспомнить народную мудрость, выраженную крылатыми фразами «Дорогу осилит идущий» и «Народ достоин того правительства, которое имеет».


Просмотров: 5795

« Все статьи

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter