Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева
Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Шаклеина Алла Александровна

Шаклеина Алла Александровна специалист по связям с общественностью ВУиТ, художник


ВОЛОГОДСКИЕ КРУЖЕВА

Вологодской вязью вьются
Из узоров кружева
И «вилюшками» плетутся
Нити видные едва.

Дирижируют коклюшки
Кружат в танце за тесьмой,
Заплетая завитушки
Над узорною канвой.

По решётчатому полю
Вологодченских чудес
Канитель льняной куколью
Наткала ажурный лес.

Снежнокружевным плетеньем
Ляжет пенная волна
Чтоб под сказочным твореньем
Плеч сверкала белизна.

ЧЕРЕМУХОВАЯ ПОРА

Рассвет унёс кометы хвост
Черёмуха тряхнула снегом
И множество цветочных звёзд
Припорошили город негой.

Вступив с природой в вечный спор
И не взирая на угрозы
Черёмух карамельный флёр
Спугнет последние морозы.

А в ожидании первых гроз
Молочной, белоснежной сенью
Расцвел черёмуховый плёс
Бальзам души и упоенье!

КУПАНИЕ В ЛУННОЙ ДОРОЖКЕ

Ступаю в отражение луны,
В ласкающую лунную дорожку,
Где зеркало смирившейся волны
Сусалью рсплескалось под ладошкой.

Где лунная соната надо мной
Распалась партитурой на закате
И зазвучало море тишиной
Одевшись в млечный путь как будто в платье.

В воздушной невесомости паря,
Летят кометы желтой томной лавы
И превращаясь в капли янтаря
Мне в руки падают как чудо и забавы.

ПУТЕШЕСТВИЕ

В плену ленивого вагона
Под бесконечный рэп колёс
Мелькают старые перроны
Деревни, лес, замёрзший плёс.

Луна объятая истомой
Плывет за поездом в ночи
Могучий кедр притих у дома
Под снегом будто из парчи.

В кристаллах стужи дремлют кроны.
Душа в мечту начнёт полёт.
И лишь настырная ворона
В застывшей луже долбит лёд.

СНЕЖНЫЙ ПУТЬ

Буреломы, буреломы
В окружении тишины
Ветви в сказочных изломах
В снежной дреме видят сны.

Обжигает перезвоном
Колкий воздух до зари
И рубиновым неоном
Блещут броши - снегири

В тишине непостижимой
Растворяясь не спеша
Белоснежностью невинной
Очищается душа.

МОНПЛЕЗИР- (часть дворцового ансамбля в Петергофе фр. mon plaisir — «моё удовольствие»)

Мне б родиться раньше многих зим
В Петергофе в золотом столетии
И приехать в дивный Монплезир
На прием в заснеженной карете.

Сбросить горностая не спеша
В почести застывшему лакею
И войти, атласами шурша,
В залитую светом ассамблею.

Где шестнадцать арочных окон
Зазеркальем радужным закружат
Времени сотрётся рубикон
«Удовольствие моё» согреет душу.

Тает взгляд в голландских изразцах
Вдруг видением неторопливым
Пётр покажется с Парадного крыльца
В свежем шлейфе Финского залива.

СЛАДКИЕ СНЫ

В высь струится чудо-дымка
Печь расщедрилась теплом
Сон крадется невидимкой
Наполняет каждый домм

Фея, добрая, печная
На перинах облаков
Вылетает, охраняя запах
Теплых пирогов.

Прилетает к каждой крыше
Ароматы от печи!
Воздух снедью вкусной дышит
Каша, щи и калачи.

Сладких снов мешок достала,
Разрезвившись вдруг в ночи
Хлебы- сны в дома послала
Всем сопящим на печи.

И конечно не забыла
Из своих ванильных снов
Самый сладкий, сдобный, милый
Сон для чудо- печников!

Улетит печная фея…
Но когда наступит срок
Станет в воздухе теплее
Вновь печной пойдёт дымок!

ВЛЮБЛЯЮСЬ В СНЕГ

Влюбляюсь в снег...
В беззвучное кружение снежинок
В балетном невесомом па-де-де
И в бешеный позёмки поединок
На замерзающей речной воде.

В сугробы под пуховой, мягкой негой,
Меняющие форму в свете дня.
В ковер искристый утреннего снега
Сверкающего в блеске фонаря.

В снежки, лежащие на хвойных лапах ели
Ажуром льдинок словно в мишуре
И в танец разыгравшейся метели,
Что замела тропинки во дворе.

Ищу неповторимую снежинку
Не нахожу похожей ни одной
Меняются всё новые картинки...
Влюбляюсь в снег…очередной зимой.

СНЫ О БРАЗИЛИИ

Верю я, что поздно или рано
Попаду в далекую страну
Где в цветах Бразильской Гуараны
В дивных снах забудусь и усну.

Мне приснятся брызги водопада
В отражении солнечных затей,
И лиан тенистая прохлада
Зной поймает в таинство ветвей.

Бабочка кокетница присядет,
Золото пыльцы с крыла стряхнет
В карнавальном бархатном наряде
Невесомый свой начнет полет.

В ритмах восхитительной Орейро
Станет явью и моя мечта
В белых брюках в Рио-де-Жанейро
Окажусь,как Бендер не спроста!

МОСТ НАД ЕНИСЕЕМ.

Ажуром сводов протянулся мост
Двух берегов связующая арка
В величии своем красив и прост
Восьмое чудо света Красноярска.
В парении застыв прямой стрелой
Возлег он на Атлантов мощью всею
Стоит могучей каменной стеной
В степенных водах Старца - Енисея.
А в зимней сказке не дождавшись льда,
Запутавшись в клубах волшебных пара
Седого Енисея борода
Его окутает теплом по дружбе старой.

СОЗВЕЗДИЕ ОРИОН

Осенний воздух терпкого разлива
Мой неспокойный охлаждает сон.
И наигравшись с нимфами бурливо
На место возвратился Орион.

В созвездии небесного экватора
Охотника прекрасней не найти!
Плывет не отрываясь от фарватера
В свечении вечном Млечного пути.

О, время Орионового неба!
Где Ригель с Бетельгейзе хороши.
Как долго на осеннем не был небе,
«Царь звёзд» и оберег моей души!

И все ж, когда то, вопреки законам
Ты сложишь лук и не захочешь в бой
И поясом трехзвёздным Ориона
Меня притянешь и возьмёшь с собой!

МОЙ КРАСНОЯРСК

Моя душа наполнена Сибирью
Размахом Енисея и Тайгой
И нет роднее края в целом мире
И в добровольный плен сдаюсь я твой
Любимый город, там легко и звездно!
Там у меня на все есть свой ответ
И верю я, что никогда не поздно
В свою любовь взять вновь туда билет.
Мой Красноярск! Ты в смокинге фонтанов
Стоишь блистая, словно на балу,
И у Столбов красавцев-великанов
Сибири вознесу свою хвалу!
Хранишь ты все мои простые тайны
О Ленинке в лесном твоем краю
Где пред стеной Тайги необычайной
Купалась я в ромашковом раю.
И где кедрач протягивал мне ветки
И вел к ручью меня таежному в мечтах
Тот горький аромат медово - редкий
Мне до сих пор волнует душу в снах.
Туда вернусь,чтоб зачерпнуть с лихвою
Хранившихся там счастья и любви
И без страховки вновь я с головою
Впаду в Сибирь, ты только позови!

ВОСТОЧНАЯ ЛЮБОВЬ

Мне видится усталый караван
Верблюды из попон, и из кистей
И Тадж Махала утомленный стан
Воздвигнутый из сказочных затей,
Прохлада малахитовых пилястр,
Павлиньи перья, мускус томных струй,
И на разрез зеленых дивных глаз
Накинут маской страстный поцелуй.
И невозможно потушить нить фитиля
Взгляд гаснет за ресницами теней...
Запястья тонкие в браслетах хрусталя
На черно - красной бархатной стене.
Скользят султанки неизбежно вниз,
Лиф в бликах бесится каменьями звеня,
На бедрах дрожь шифона и манист
Восточной ночи сладостью маня.
Утерян к невозврата точке шанс
Отсчет уже давно пошел игры
Во всей красе господствует бель данс!
Ночь не пройдет до утренней поры.

НА ВСТРЕЧУ К ДЕВЕ

Жду звезд, таких,
Чтоб покрывалом
Меня укрыли с головой!
И, чтоб свеченьем небывалым
Меня манили за собой.
Чтоб по коллайдеру на цыпочках
Я к ним бежала, чуть дыша
По хрупкой лестнице и зыбкой
К одной, своей, звезде спеша!
И от созвездья до созвездья
Я буду в темноте летать
Где моя Спика, в моей Деве
Меня все время будет ждать..
Я соберу в венок колосья
Вплету в него кометы хвост
И звездный принц не сможет вовсе
Глаз отвести от черных кос.

ВИШНЯ ПОСЛЕ ДОЖДЯ

В последождливом, летнем бризе
В огнях вишневых тает взгляд
И под эффектом астеризма
На вишнях капли слез дрожат.
И я не знаю что желанней...
Дождя прохлада, вишни вкус?
И эта вяжущая сладость
Рубиновый несет искус.
В губах две вишенки поспелых.
Краплак манит в далекий сон.
И взглядом Ласочки несмелым
Вновь восхищен Кола Брюньон.

ШТОРМ

В безумном гневе Посейдона
Волна рассыпалась в кудрях
И не взирая на Ньютона
Исчезла где то в облаках.
Взлетая, аж до поднебесья,
Красуясь мощью в дефиле
Распалась в нотных каплях песни
Клаксоном брызг звуча во мне.
И по своим живя законам
Томясь в желании века
Забыв все правила Ньютона
Целует штормом облака.
Бросая кабошонов брызги -
Венчанья щедрые дары
И не надеясь на взаимность
Диктует правила игры.
Рыдает море в томных стонах
От века в век из года в год
Вновь притяжение Ньютона
Сработает наоборот!

ПРОБУЖДЕНИЕ ЧУВСТВ

В предчувствие неведенья дрожа
В мечтах я пребываю не знакомых
Хожу опять по лезвию ножа
Купаясь в сновиденьях невесомых
В привычный ритм врывается клинком
Полярный холод вместе томным жаром
Душа в напряге, как перед прыжком
И в жажде запылать в огне пожара
Для чувств реанимацию зову
Источник свежести с бодрящим пробужденьем
Во сне все это или наяву?
В полёте за мечтой и вдохновеньем!

ЗВЕЗДНОЕ НЕБО

В хрустальном освещение луны
В ночном художественном выставочном зале
Рождаются созвездий редких сны
О разных экспонатах в биеннале.
Салон небесный полон каждый день
Планет и звезд - несущих свет софитов
Вселенскую отбрасывая тень,
Горят они редчайшим флюоритом!
Я всматриваюсь в сумрачную даль,
Любуясь недоступным перламутром
И мне в душе невероятно жаль,
Что изменяются полотна в свете утра!

ЯГОДЫ РЯБИНЫ

Рябина пряталась в окладе
Из оригами озорного
И осени пришедшей ради
Зарделась кадмием по новой.
И апельсина терпким соком
На брызги рыжие распалась
В прекрасном вальсе одиноком
Забыв о ветре заигралась.
Дразня заманчивой игрою
И ароматом мармелада
Зовет прохожих за собою
Манящим ягодным парадом.

ОБЛАКА НАД ОБРЫВОМ

Над пропастью каньона облака
Висят, застыв стыдливо в позах йоги
И радуются многие века
Что прозваны кривляки – недотроги.

Причудами фигур дразня с небес
Впадают бесконечно в лицедейство
Из пропасти дремучий, синий лес
С восторгом зрителя любуется на действо.

Ломаются в стриптизе облака
В дожди, морозы, снег и в летний вечер
В купальнике из пены на века
Плывут мечтая, вечности на встречу.

Вокруг шеста - оси самой вселенной
Как будто кто- то им диктует сны
Сценарии меняются мгновенно
От века в век, от лета до весны.

Автографы давая неустанно
Расписываясь флемишем - курсивом
Все облака с завидным постоянством
Играют, свесив ноги над обрывом.

МЕКСИКА

О! Мексика! Ты Солнца пирамиды!
Мечта в краю берёз и журавлей
И Андромеды древние флюиды
Тут источают магии елей.
О! Мексика, а может быть и где-то...
Я под твоей сомбреро спрячусь в зной.
И острова Ревилия-Хихедо
Меня в мечту поманят за собой.
О! Мексика, индейства культ и танца!
Где Теотиуакан ацтекам кров.
Где бьют кадриль в дали протуберанцы.
А люди превращаются в Богов!

ПОСЛЕДНИЙ БУКЕТ

Несу в охапке послевкусье лета
Прохожих разноцветием дразня.
И аромат последнего букета
Прозрачным флером кутает меня.
Там георгин в ванили карамельной,
Бордо гвоздик и мята хризантем,
Полыни серебристой пепел хмельный,
Божественный букет! Зимы тотем!
И Снежной Королевы взгляд опасный
Морозом скорым дом мой обойдет!
Любуясь на цветов букет прекрасный
Седой зимы задержит вдруг приход!

СЕЗОН ДОЖДЕЙ

Сезон дождей - печальная картина
Не в Индии далёкой, а у нас
И в бриллиантах скатерть - паутина
Выводит пёрышком ажурной нитью вязь.

Художник дождь раскрашивает окна
Приемом фирменным своим «а ля прима»
И мокрые от слез палитры - стёкла
Багета ждут в этюдниках - домах.

А в утренней сияющей прохладе
Гигант - афиша светится в неон
На акварельном небе – перетяге
Висит анонс – «Открыт дождей сезон!»

Сезон дождей шедевр и не иначе!
Вы присмотритесь - не унылый вид!
Ну кто сказал, что так природа плачет...
Да просто спа салон опять открыт!

НОЧНАЯ ДОРОГА

Бежит дорога непослушной тенью
Огнями яркими усталый взгляд дразня
Бегу за ней наперекор терпению
Бегу, и не могу догнать себя!
Врезаясь в небо, разбивая звезды
Ангорским люрексом вплетаясь в эту ночь
Я добегу, пока еще не поздно
Туда, где все смогу я превозмочь!
В скольжении магнитном оракала
В изменчивости линий и путей
В ночи дорога к истине петляла
Чтобы к себе меня вести скорей!
Рождение стихов
Рождаясь и волнуя душу
В ночном эфире, наугад
Парады строк, покой нарушив
В полете квантовом парят.
Не обращая на приметы
Проходят сквозь парад планет
Храня в себе, в безмолвье этом
Фосфорицирующий свет.

МЕТЕЛЬ

Распался лед на тысячи снежинок.
Батистом- жаткой стелется плато,
Вмиг белой и зеркальной паутиной
Украшено Вселенское пальто.
Шар кружится, догнать метель не может
Резистором вплетаясь на лету,
Игра теней искрящихся похожа
На бабочек парящих на свету.

БЕЛОЕ НА БЕЛОМ.

Вновь белизна слепящего холста
Уводит мои мысли за пределы
Я в сотый раз опять начну с листа
С названием вида ,,белое на белом,,
За матовым рождаются стеклом
Фантазий призрачных
Таинственные клики
И на листе, осыпанном дождем
Черемуховый ворох белоликий.
С пути пытаюсь млечного свернуть
Пройти черту ненужных, терпких знаний
В снах белых раствориться и уснуть
И смыть фиаско разочарований
В топленом мареве
Кристального холста
Рождаются видения не смело
Я в сотый раз опять начну с листа
И жизнь вдохну я в белое на белом...

АНГЕЛ

Так пусть всегда твой Ангел будет рядом,
Пусть греет и хранит Ашрама свет!
Жизнь снова принесет тебе в награду,
Из тех краев затерянный билет.
Коль женщина, то только лишь желанна!
В мечту - воздушный, но реальный мост.
И пусть счастливые случайности вне плана,
Тебя осыпят фейерверком звезд!

КУНДАЛИНИ

Добавлю в чай морских ветров микстуру,
Плесну заката белого вина.
Наворожу в бокал зари акупунктуру,
И выпить попрошу тебя до дна.
И Клеопатрой возгордится кундалини,
Воспрянет коброй, свет и полутень
И на распутье трех заветных линий,
С твоей ладони вновь начнется день!

ЗВЕЗДА

Средь суеты сует….
У всей Вселенной…
Подняв глаза в ночную высоту,
В особый день и необыкновенный,
Я для тебя прошу упасть Звезду!
Уже летит…
Ты обрати внимание!
Несет с собой признание мое,
Загадывай ты все свои желания
Не догорит!
Я задержу ее!

Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter