Система Orphus
Версия для слабовидящих
Василий Никитич Татищев – основатель Ставрополя-на-Волге (Тольятти)

Сентябрь 1995 г. – основание Волжского университета имени В. Н. Татищева
Русская версия
English version
На главную Поиск по сайту Карта сайта Версия для печати Контакты
вход »
Логотип

Карлов Вадим Петрович

Карлов Вадим Петрович кандидат юридических наук, доцент, преподаватель Волжского университета им. В.Н. Татищева, федеральный судья.

Автор 12 статей по проблемам уголовного и других отраслей права, двух поэтических сборников "Форма соучастия" и "Иносказание", имеются поэтические публикации в отечественных и зарубежных изданиях.

При чтении завораживающих стихов действительно хочется остановить мгновенье. Остановить и читать, читать, читать,… впитывая в себя все содержание этих стихов, переживая вместе с автором его эмоции. Поэзия способна вдохновлять на удивительные поступки, и пусть эти стихи станут вашим персональным вдохновением!


РАССВЕТ

Мне чувственный рассвет приснился вновь,
Я замер, ожидая превращенья
Его цветов в воскресшую любовь,
Явленную в лучах прикосновенья
К восходу, приносящему тепло тех рук,
Меня тревоживших ночами,
Которыми упорный Лонгфелло над книгою
С раскрытыми очами писал,
Встречая первую строку,
Пришедшую из чутких ожиданий,
Таящих безысходную тоску
И запах не растраченных страданий,
В которых нас ласкающий рассвет
Старался раствориться в просветленьи,
И нами неисполненный завет
В любви найти к исходу воскресенья,
Несущего нам новую любовь...
РАССВЕТ. 12.02.2014 г.



НЕЛЕПОСТЬ

Ничто не ново под луной:
и мысли, полные мечтаний,
и тайных снов палящий зной,
и тропы праведных исканий!
И диалектики спираль,
и порицанье отрицаний,
и сокрушительный мистраль,
и прорицания гаданий!
И кто-то будет убегать
от горизонта к горизонту,
чтоб мирозданью показать
свою решительную фронду!
И пыль поднимется от ног
неутомимых многоборца,
и вновь осядет как итог
всевозвращения на кольца!
И вечной спутницей луна
опять вращается по кругу,
и вновь пред вечностью одна
душа, подвластная испугу!
И пусть еще ты не рожден,
и пусть ты убыл в бесконечность,
твой путь давно определен
как неизвестная известность!
Ничто не ново под Луной,
в том очевидная нелепость,
какой ни шел бы ты тропой,
идешь в одну и ту же местность!



ПОТЕРЯ

Запропастились где-то чувства,
цветет деменции экстаз,
былые капли безрассудства –
его единственный топаз!
Какой Версаче иль Армани
сошьют изысканный костюм
из привозной и тонкой ткани,
что сохраняет чистый ум?
И даже острые приправы
не возбуждают аппетит,
иль накупить в аптеке травы,
чтоб обострить дрянной пульпит?
Иль Родионом обратиться
для воскрешенья чахлых чувств
и с алебардой прорубиться,
туда, где царствует волюст?
В такой истоме философской
латаешь черную дыру,
пытаясь логикой бесовской
нагнать приятную жару!
Таким ядреным самогоном
вновь оживляешь интерес,
чтоб над раскрытым жизни лоном
упасть в спасительный топлесс!



ЗВЁЗДНАЯ СКАЗКА

На другом краю земного шара,
там, где солнце празднует рассвет,
в золотых песках Мадагаскара
будем мы смотреть парад планет!
Мы увидим радужные искры,
что слетают с огненных орбит,
и комет приятельские игры
на просторах звёздных Атлантид!
Заблестят таинственные знаки
в океане солнечных ветров,
нам ласкают ноги зодиаки,
согревая негой млечных снов!
И тогда в заоблачных рубинах
я сыщу заветный минарет
и на всю вселенную в светилах
имя прокричу,
что лучше нет!



ЗЕМЛЯ МЕЧТЫ

Паслись желания принцессой-антилопой
на царских пастбищах загаданной страны,
ходило солнце там весталкой-Пенелопой,
сжигая платиной забытые дары!
Дышала вольностью нагая антилопа,
бежала тропами оплавленных вершин,
вихрилась пламенем лавинная синкопа,
парили в пропасти оазисы пустынь!
Ласкаясь в зареве зеркалий водопада,
искала странница проросшие мечты,
в соцветьях мрамора ей грезилась Эллада,
всходили панцирем беспечные мосты!
Бежала пленница чрез дальние пенаты,
мерцали зовами кристальные поля,
манили зноями бенгальские закаты,
ждала пустынницу наивная земля!
Ждала и верила в желанную пришлицу
звезда залунная в разливе гневных бурь,
она готовила избраннице светлицу,
где пенной скатертью туманилась лазурь!
И там, в заливе распустившихся мечтаний
найдёт царевишна заветные цветы,
отыщет корни вековечных испытаний,
и вновь созреют осиянные плоды!



ВУАЛЬ СКРИПИЧНЫХ ЧУВСТВ

Скрывалась скрипка под вуалью стройных чувств,
она ждала прикосновений лунных пальцев,
таилась в ней трагедия безумств,
горящих жидкой лавой звуков-сланцев!
В ней плавились разбитые сердца
в смоле любви, вскипающей страстями,
бежала волнами симфония конца
и билась музыкой меж чуткими бортами!
Стихия жаждала пробиться сквозь вуаль,
дрожала скрипка в огнезывной лихорадке,
калилась холодом натянутая сталь,
воспрянув сабельно к кинжальной звонкой схватке!
И чувства зрели истребительной игрой,
раскрылись листья ослепляющих мелодий,
они цвели под светозарною рукой
и лили в воздух ароматы из рапсодий!
Плескались чувства меж скрипичных берегов,
купались сполохи озвученных фантазий,
струились отблески отчаявшихся снов,
вуаль парила в распустившемся экстазе!



КАПЛИ ДУШИ

Спрятались ручьи у старой рощи,
спящей в полынье ночного света,
тени омывали в водах мощи
в плаче полуночного сонета!
Круассаны пажитей озёрных
распускали лунные канаты,
в камышовых зарослях нескромных
смолкли утомлённые сонаты!
Стыли усыпальные пещеры
в тлении угаснувшего солнца,
сфинксами возвысились пантеры
в ожиданье каменного горца!
Пали омурованные звуки
голоса далёкого шамана,
тайной окольцованные руки
выпускали вестника-турмана!
Испарялись души на болотах,
возлетая в полымя ночное,
в плавных очистительных уходах
чудились избранники покоя!
Птицу заманил в чертоги Север
крылья ометелил приворотом,
вырос частоколом дикий клевер,
ограждая странника забором!
В небе одиноким пешеходом
брёл опустошившийся посланник,
таяла вселенная изводом
и лилась на выцветший кустарник!



ЗЕРКАЛА

В разлитой проседи зеркал
слезятся нити изменений,
они стекаются в кристалл
и копят истины сомнений!
Они безмерно глубоки,
в них тонут мраморные годы,
покрыты каплями тоски
их изумрудные разводы!
Вбирает пристальный хрусталь
костры сгорающих рассветов,
в отливах светится печаль
их остывающих букетов!
Мелеют реки и моря
на дне зеркального колодца,
в них тает юность янтаря
и тело страждущего солнца!
Там обитает лунный свет
в стеклянной проруби природы,
и жидкий времени брегет
вращает медленные воды!
В сырых низинах бытия
мерцают тусклые уголья,
они бросают в зеркала
лучи скупого лукоморья!
Темнеет вянущий закат
в прозрачном омуте кристалла,
смолкает стихнувший раскат
в холодных кладезях зерцала!



ЛУННАЯ СОНАТА

Ароматы нетронутых лунных дорог
разливаются облаком влажных мелодий,
их разносит в ночи возбуждающий смог,
пропитавшийся чувствами тайных угодий!
Изливается миррою тело Луны
на сады возрастающих жгучих фантазий,
ими полнятся гроты ласкающей тьмы,
завлекающей прелью нагих эвтаназий!
В их сырых кладовых благовонит дурман,
источаемый льнами селеновых чащ,
их покровы лелеет телесный туман,
заполняя призывное ложево чаш!
Опьянённый призывами бледных богов,
раскрывается спавший наивный жасмин,
он сочится нектаром селеновых снов,
созревающих в плоти цветочных глубин!
Полыхает жасмин флердоранжем Луны,
обливая низины плывущих пещер,
сводит своды с ума запах лённой весны,
её ждёт пробудивший мечты Парфюмер!
Он растопит безумящий газовый воск,
разливая в бризанты селенный сироп,
и пленяющий разум неоновый лоск
озарит опалённый сиянием грот!



ГДЕ-ТО В ЮТЕ...

Где-то в сонных дебрях штата Юта
в водопадах солнечного света
халцедоном утреннего чувства
расцветает облако сонета!
3амерли индейские пироги
в заводях пещер и лабиринтов,
слушают мечтательные боги
музыку проснувшихся инстинктов!
Ветер огнеликий обжигает
скалы разбежавшихся каньонов,
он в букеты чувства собирает,
выпустив из каменных загонов!
В долах затерявшихся гуронов
бродят жемчуговые медведи,
хижины отшельников-мормонов
излучают радугу камеди!
Кратеры озёрных медальонов
залиты сиянием фламинго,
слёзы заключённых водоёмов
разливают зарево индиго!
В чашах опрокинувшихся прерий
чувства проливаются дождями,
водопады солнечных напевий
умащают Юту миндалями!



ЭПИГРАФЫ СУДЬБЫ

Зима и небывалые надежды,
Престранный удивительный тандем,
С упорством пэтэушного невежды
Клепаю я шпаргалки теорем,
Как будто-бы Герон Александрийский,
Забывшись у невымытой доски
Пишу незабытийные записки,
Вставляю бесконечности куски
В фантазии январских помрачений,
Со мною заводящих хоровод
И ход математических суждений
Терзаю, будто сложный перевод
Герундиев, причастий, междометий,
Будивших мои зимние мечты,
Как главные предлоги зимней мести,
Как главные эпиграфы судьбы.
Ошибка в тексте? Выделите её мышкой и нажмите Ctrl+Enter